Глава 2. Три ночи спустя Майор мирно скончался во сне

Глава 2. Три ночи спустя Майор мирно скончался во сне

Три ночи спустя Майор мирно скончался во сне. Тело его было зарыто у изгороди.

Случилось это в начале марта. А следующие три месяца на ферме непрерывно разрасталось тайное движение. После речи Майора наиболее смышленые животные увидели мир совершенно по-новому. Не зная, когда ожидать Восстания, не имея уверенности в том, что оно произойдёт при их жизни, эти животные, тем не менее, отчетливо сознавали свой долг — готовиться к нему. Работа по обучению и организации масс пришлась, естественно, на долю свиней, которые по общему признанию были самыми разумными из животных. Наиболее выдающимися из них были два молодых хряка: Снежок и Наполеон, которых м Глава 2. Три ночи спустя Майор мирно скончался во сне-р Джонс выращивал на продажу. Единственный беркширец на ферме, крупный, довольно свирепого вида, Наполеон был молчалив, но, как всем было известно, умел добиваться своего. Снежок был гораздо более живым, разговорчивым и изобретательным, но считалось, что по глубине характера он уступал Наполеону. Остальные кабанчики были кастраты. Самым известным из них был маленький жирный Пискун — сильно округленные щечки, поблескивающие глазки, пронзительный голос, короткие ножки. В умении вести беседу ему не было равных; его манера подергивать хвостиком, покачиваясь всем телом из стороны в сторону во время трудного спора, была необычайно убедительна. Свиньи поговаривали, что Пискун вполне способен в споре превратить черное в белое Глава 2. Три ночи спустя Майор мирно скончался во сне.

Эти трое, разработав учение старика Майора, создали целое философское направление, которому и дали имя Анимализм. Почти каждую ночь, сразу после того, как м-р Джонс укладывался спать, они проводили в амбаре секретные совещания, на которых разъясняли другим Основы Анимализма. В самом начале им пришлось столкнуться с глупостью и безразличием. Некоторые животные даже поминали долг верности мистеру Джонсу, которого называли «Хозяин»», и высказывали примитивные мысли вроде того, что «м-р Джонс нас кормит, и если его не будет, мы все умрем с голоду». Другие спрашивали: «Какое мне дело до того, что произойдет после нашей смерти», или — «Если это Восстание Глава 2. Три ночи спустя Майор мирно скончался во сне всё равно должно произойти, то какая разница — будем мы стремиться к нему или нет?» Свиньям приходилось преодолевать громадные трудности, дабы заставить сомневающихся понять, что такие речи противоречат духу Анимализма. А самые глупые вопросы задавала белая кобылка Молли. Первое, о чем она спросила у Снежка: «А сахар после Восстания будет?» «Нет, — твердо ответил Снежок, — Мы не сможем изготовлять сахар на ферме. К тому же тебе сахар не нужен. У тебя будет вдоволь овса и сена».

«А ленты в гриву мне можно будет вплетать?» — спросила Молли. «Товарищ, — отвечал ей Снежок, — пойми, что ленты, которые ты так любишь, — знак рабства. Неужели ты не Глава 2. Три ночи спустя Майор мирно скончался во сне понимаешь, что свобода дороже лент?» Молли выразила согласие, но прозвучало оно не слишком убедительно.

Ещё труднее было свиньям бороться против лживых басен, которые распространял Мозес, ручной ворон. Мозес, любимчик мистера Джонса, шпион и сплетник, был к тому же ловким говоруном. Он утверждал, что ему известно о существовании таинственной страны, называемой Леденцовая гора, куда попадают все животные после смерти. По словам Мозеса, эта страна находится где-то в небесах, сразу за тучами. На Леденцовой горе воскресенье — семь раз в неделю, клевер в цвету круглый год, рафинад и тминные хлебцы растут прямо на изгородях. Животные, правда, терпеть не Глава 2. Три ночи спустя Майор мирно скончался во сне могли Мозеса, который лишь болтал, но никогда не трудился, однако в Леденцовую гору кое-кто поверил, и свиньям пришлось долго убеждать легковеров в том, что такого места не существует.



Самыми преданными учениками свиней оказались тяжеловозы — Боксер и Люцерна. Им обоим было трудно самостоятельно всё продумать, но, однажды признав свиней своими учителями, они впитывали всё, что им говорилось, и затем передавали это простыми словами другим животным. Они неукоснительно посещали секретные собрания в амбаре и первыми заводили «Звери Англии», когда заканчивалось очередное собрание.

Случилось так, что Восстание произошло гораздо быстрее и легче, чем предполагалось. В прошлые времена м-р Джонс хозяйствовал Глава 2. Три ночи спустя Майор мирно скончался во сне дельно, хоть и круто, но в последнее время вступил на скверную дорожку. Он сильно упал духом, потеряв много денег в результате неудачного судебного процесса и теперь постоянно предавался неумеренным возлияниям. По целым дням он сидел в качалке на кухне, читал газеты, отхлебывая из стаканчика, и время от времени скармливая Мозесу корочки, вымоченные в пиве. Работники его распустились и обленились, поля заросли сорняками, крыши строений прохудились, покривились изгороди, исхудали животные.

Пришел июнь, и трава почти созрела для косовицы. На Иванов день, а пришелся он на субботу, м-р Джонс поехал в Уиллингдон и напился там в «Красном Льве» до такой степени, что приплелся Глава 2. Три ночи спустя Майор мирно скончался во сне домой лишь в воскресенье к полуночи. Работнички его рано утром подоили коров и пошли охотиться на зайцев, не дав себе труда покормить животных. Вернувшись домой, м-р Джонс сразу же повалился на кушетку и, закрыв лицо иллюстрированным журналом, захрапел. Животные остались некормленными. Наконец, терпение их истощилось. Одна из коров прошибла рогом дверь амбара, и все животные принялись кормиться самостоятельно. Тогда только и проснулся м-р Джонс. В следующий момент он и его работники кинулись к амбару; кнуты засвистели во всех направлениях. Этого голодные животные уже не смогли выдержать. В одном порыве, без всякого предварительного сговора, набросились они на Глава 2. Три ночи спустя Майор мирно скончался во сне своих мучителей. На Джонса и его людей внезапно посыпался град толчков, щипков, ударов, укусов, — справиться с этим было немыслимо. Люди никогда не видели, чтобы их животные вели себя подобным образом. Внезапный бунт безответных существ, которых они привыкли стегать и обижать, сколько заблагорассудится, напугал людей чуть не до потери разума. Почти тотчас же они оставили попытки обороняться и побежали. Спустя минуту все пятеро мчались изо всех сил по тропинке прямо к большой дороге, а за ними неслась толпа торжествующих животных.

Миссис Джонс, выглянув из окна спальни, сразу поняла, что происходит, поспешно побросала в саквояж кое-что из вещей и ускользнула Глава 2. Три ночи спустя Майор мирно скончался во сне с фермы другой дорогой. Мозес спрыгнул со своей жердочки и, громко каркая, затрепыхался вслед. Между тем животные преследовали Джонса и его людей до самой дороги, а затем захлопнули за ними тяжелые ворота. Вот так всё и вышло. Не успели животные осознать случившегося, как Восстание свершилось; Джонс был изгнан, и ферма «Усадьба» оказалась в их власти.

В первые минуты животные никак не могли поверить своему счастью. Они начали с того, что всем отрядом прогалопировали вдоль границ фермы, словно хотели удостовериться в том, что ни одно человеческое существо не прячется в её закоулках; потом все вместе помчались к постройкам Глава 2. Три ночи спустя Майор мирно скончался во сне, чтобы уничтожить следы ненавистного царства Джонса. Они взломали кладовую при конюшне; мундштуки, хомуты, цепи для собак, безжалостные ножи, которыми Джонс кастрировал кабанов и баранов, — всё полетело в колодец. Вожжи, уздечки, шоры, унизительные торбы для кормежки — были брошены в костер, где жгли мусор. Туда же швырнули кнуты. Все присутствующие ошалели от восторга, глядя на пылающие кнуты. А Снежок бросил в пламя и ленты, которыми обычно украшали гривы и хвосты лошадей в базарные дни.

«Ленты, — сказал он, — следует приравнять к одежде, которая отличает людей от нас. Все животные должны ходить голыми».

Услышав это, Боксер принес маленькую соломенную шляпу, которую носил летом, чтобы Глава 2. Три ночи спустя Майор мирно скончался во сне мухи не заползали ему в уши, и кинул её в огонь.

Очень скоро животные разрушили всё, что напоминало им о м-ре Джонсе. Затем Наполеон снова повел их к амбару и каждому выдал двойную порцию кукурузы, а собакам по две галеты. Потом спели «Звери Англии» от начала до конца семь раз подряд, и затем расположились на ночлег. Спали они в эту ночь, как никогда.

На рассвете все проснулись, как обычно, но вспомнив сразу же о замечательном событии, выбежали на пастбище. В отдалении располагался небольшой холм, с которого хорошо была видна почти вся территория фермы. Животные взбежали на вершину холма Глава 2. Три ночи спустя Майор мирно скончался во сне и осмотрели окрестности. Все, что видели они вокруг в ясном свете утра, принадлежало им! Эта мысль вселила в них такой восторг, что они понеслись во всю прыть по кругу, время от времени высоко подпрыгивая, чтобы дать выход своему возбуждению. Они катались по росистой траве, захватывая её губами, наслаждаясь её сладостным летним соком; они взрывали комки черной земли и, дрожа, вдыхали её аромат. Затем они пустились в торжественный обход фермы, онемев от восхищения, созерцали её пахотные земли, луг, сад, пруд, рощу. Они видели всё окружающее как будто впервые и никак не могли поверить, что это принадлежало им одним.

Потом они потянулись назад Глава 2. Три ночи спустя Майор мирно скончался во сне, к постройкам, и в молчании остановились у жилого дома. Хотя и он теперь принадлежал им, но войти было страшно. Однако после минутного колебания Снежок и Наполеон толкнули дверь, и все животные вошли в дом один за другим, ступая с величайшей осторожностью, чтобы не повредить чего-нибудь. На цыпочках они шли из комнаты в комнату, понизив голос до шёпота, взирая в изумлении на предметы немыслимой роскоши: кровати с перинами, зеркала, кушетку, набитую волосом, брюссельский ковер, литографию с изображением королевы Виктории над камином в гостиной. Они уже были у лестницы, когда кто-то заметил, что нет Молли. Возвратившись Глава 2. Три ночи спустя Майор мирно скончался во сне, они обнаружили Молли в лучшей спальне дома. Взяв со столика миссис Джонс голубую ленту, Молли приложила её к своему плечу и с глупейшим кокетством рассматривала себя в зеркало. Ей сделали резкий выговор. Все покинули дом. Несколько окороков, висевших в кухне, были вынесены наружу для погребения, бочонок пива, стоявший в кладовой, Боксер расщепил одним ударом копыта, но больше они ничего в доме не тронули. Тут же единогласно приняли решение: сохранить дом, как музей. Все согласились с тем, что никогда ни одно животное жить в доме не должно.

После завтрака Снежок и Наполеон снова собрали животных.

«Товарищи, сказал Снежок, сейчас половина шестого, весь день Глава 2. Три ночи спустя Майор мирно скончался во сне впереди. Сегодня мы начинаем уборку сена. Но есть один вопрос, который следует решить прежде всего».

И свиньи рассказали всем, что за последние три месяца они научились читать и писать по старому букварю, принадлежавшему некогда детям Джонса, и потом выброшенному на свалку. Наполеон послал за черной и белой краской и подвел всех к тяжелым воротам, отгораживавшим ферму от дороги. Затем Снежок (именно он лучше всех владел искусством письма) зажал в копытце кисть, закрасил на арке ворот слова «Ферма УСАДЬБА» и вместо них вывел «Ферма ЖИВОТНЫХ». Так должна была отныне называться эта ферма. И снова все отправились к постройкам. Наполеон и Глава 2. Три ночи спустя Майор мирно скончался во сне Снежок послали за лестницей, которую по их указаниям приставили к задней стенке большого амбара. Они объявили, что благодаря исследованиям, проведенным за последние три месяца, свиньям удалось свести принципы Анимализма к Семи Главным Заповедям. Теперь эти заповеди будут вечно верны. С заметным трудом (нелегко свинье сохранять равновесие, стоя на лестнице) Снежок забрался наверх и принялся за работу. А Пискун, стоя на несколько ступенек ниже, держал для него горшок с краской. Семь Заповедей были начертаны на шершавой стене большими белыми буквами, чтобы их можно было прочесть, даже стоя в тридцати метрах от стены. Они гласили:


documentaybxswn.html
documentaybyagv.html
documentaybyhrd.html
documentaybypbl.html
documentaybywlt.html
Документ Глава 2. Три ночи спустя Майор мирно скончался во сне