Все началось с того, что я пришла на работу в форме. Конечно, в Законе «О прокуратуре» написано, что в случае участия прокурорского работника в рассмотрении дел в суде и в иных случаях официального 12 страница

— Чего? — спросила я, отдышавшись.

Даже в таком состоянии я смогла оценить то, что Петр Валентинович ведет себя абсолютно спокойно. Ничему не удивляется, не ахает и не смотрит на меня как на припадочную. Окинув быстрым взглядом номер, он убрал пистолет в кобуру.

— Здесь слышимость отличная, — объяснил он. — Я уловил телефонные звонки, понял, что звонят к вам в номер, а вы трубку не берете. Мне это не понравилось, вот и решил проверить, все ли в порядке.

— Не все, — с истерическими нотками в голосе сказала я. — Мне звонили и молчали в трубку. Так же, как и в Питере. Петя, что происходит?!

— Так. Посидите здесь? Я Все началось с того, что я пришла на работу в форме. Конечно, в Законе «О прокуратуре» написано, что в случае участия прокурорского работника в рассмотрении дел в суде и в иных случаях официального 12 страница схожу вниз, к дежурной…

— Нет, — завопила я, ухватившись за его рукав, и тут же устыдилась своего поведения. Что это я, как истеричка, не могу с собой совладать?

— Тогда пошли вместе, — невозмутимо предложил он. Как будто я и не вела себя постыдно, визжа от страха.

И я решилась.

— Хорошо, пошли.

Мы вышли из номера и побрели по коридору. Как я ни храбрилась, мне все равно для некоторого душевного равновесия пришлось уцепиться за Петра и висеть на нем. А Петя меня даже приобнял, демонстрируя, что моя безопасность в надежных руках.

Как только мы покинули номер, я мгновенно успокоилась. Мы Все началось с того, что я пришла на работу в форме. Конечно, в Законе «О прокуратуре» написано, что в случае участия прокурорского работника в рассмотрении дел в суде и в иных случаях официального 12 страница с Петей спустились по лестнице и вышли в темный холл. За стойкой никого не было. Мы подошли поближе, заглянули туда и увидели дежурную, мирно спящую на раскладушке. Петя кашлянул, и дежурная тут же открыла глаза.

— Что случилось? — спросила она совершенно бодрым голосом.

— Извините, — сказал Петр Валентинович, — у нас звонки какие-то в номере странные; то ли соединение не прошло, то ли еще что.

— Звонки? — дежурная откинула одеяло и села на раскладушке, спустив ноги на пол и протирая кулаками глаза. — Какие звонки? По телефону?

Мы оба закивали, подтверждая.

— Да нет, ребята, вы что-то путаете, — сказала дежурная. — У нас коммутатор по Все началось с того, что я пришла на работу в форме. Конечно, в Законе «О прокуратуре» написано, что в случае участия прокурорского работника в рассмотрении дел в суде и в иных случаях официального 12 страница ночам не работает. Одна телефонистка, она на ночь домой уходит.

Не может у вас телефон звонить. Говорите прямо, что случилось?

— Ну как же не может, — робко пискнула я. — Он звонил…

— Звонил-звонил, — подтвердил Петр. Дежурная, кряхтя, стала ногой искать под раскладушкой тапочки.

— Что-то вы мне голову дурите, ребята, но в гостинице из персонала больше никого нет. Все по домам пошли. Котельная на ночь закрывается, я же говорила, воды ночью нету горячей. Телефонистка отдыхает, даже коммутатор заперт.



Посмотрев на наши недоверчивые лица, она пошарила в шкафчике под стойкой.

— Пойдемте, я вам коммутатор открою. Сами убедитесь, что там Все началось с того, что я пришла на работу в форме. Конечно, в Законе «О прокуратуре» написано, что в случае участия прокурорского работника в рассмотрении дел в суде и в иных случаях официального 12 страница никого нет.

Вытащив связку ключей, она повела нас из холла в маленький коридорчик, упирающийся в железную дверь. Дверь была опечатана пластилиновой печатью.

Дежурная, позевывая, оторвала веревочный хвостик, утопавший под печатью, и звеня ключами, отворила дверь.

— Пожалуйста, смотрите.

Она посторонилась, пропуская нас с Петром внутрь. Мы вошли и осмотрели крошечную комнатку с аппаратурой. Спрятаться там было решительно негде, даже кошке было бы не притаиться.

— А иначе, чем через коммутатор, звонить нельзя? — недоверчиво спросила я Дежурная покачала головой.

— Ну, а как же иначе? У номеров же нет городского телефона. У гостиницы один номер, а на коммутаторе распределяют звонки. Только так.

— А вы что Все началось с того, что я пришла на работу в форме. Конечно, в Законе «О прокуратуре» написано, что в случае участия прокурорского работника в рассмотрении дел в суде и в иных случаях официального 12 страница же, по ночам без связи? — мой разум никак не хотел соглашаться с тем, что у меня галлюцинации.

— Почему же? — дежурная вытащила из кармана и показала нам мобильный телефон. — У меня сотовый, на всякий случай. Ну что? Можно коммутатор запирать?

Мы оба кивнули, и отправились восвояси. У дверей своего номера я остановилась и спросила:

— Петя, а ты тоже считаешь, что мне показалось?

— Почему же, — отозвался Петр. — Я слышал звонки. Вам ничего не показалось.

— Петя, давай на «ты», — предложила я.

На лице у Пети отразилась сложная гамма чувств, потом он покраснел. Но решительно тряхнул головой:

— Хорошо. Вы… Ты… Если Все началось с того, что я пришла на работу в форме. Конечно, в Законе «О прокуратуре» написано, что в случае участия прокурорского работника в рассмотрении дел в суде и в иных случаях официального 12 страница хочешь, я могу посидеть до утра в твоем номере…

— Конечно, хочу, — отозвалась я. Мысль о том, что я войду в довольно большой, двухкомнатный номер, и закрою за собой дверь, оставшись в полной власти телефонного призрака, была мне невыносима. Петя кивнул.

— У меня есть чай, — сказал он. — И печенье. Принести?

— А как мы воду вскипятим? — засомневалась я.

— А у меня есть кипятильник, — успокоил меня мой надежный спутник, и мы вместе пошли к нему в номер за чайными принадлежностями.

Хорошая идея была попить чайку; заснуть я бы сейчас вряд ли смогла.

Взяв пакет с чаем, печеньем и кипятильником, Петя проводил меня в мой Все началось с того, что я пришла на работу в форме. Конечно, в Законе «О прокуратуре» написано, что в случае участия прокурорского работника в рассмотрении дел в суде и в иных случаях официального 12 страница люкс. А пока грелась вода, он опять обошел мой номер с пистолетом наготове; ничего. За время нашего отсутствия ничего не изменилось, не прибавилось и не убавилось, но я все равно с опаской косилась на черный старомодный телефон.

Впрочем, он молчал, и я подумала, что если целью звонков было напугать меня, то он с этой целью справился. Интересно, насколько он всемогущ, если умудряется позвонить ко мне в номер, при условии, что это технически невозможно.

Чай в Петиной компании стабилизировал состояние моей нервной системы настолько, что я смогла покинуть гостиную и лечь в кровать. Уговорил меня Петр, настаивая на том, что завтра Все началось с того, что я пришла на работу в форме. Конечно, в Законе «О прокуратуре» написано, что в случае участия прокурорского работника в рассмотрении дел в суде и в иных случаях официального 12 страница нам нужна свежая голова, а до утра осталось не так много времени, поэтому обязательно надо поспать. Сначала мне казалось, что телефон зазвонит снова, стоит мне только лечь в постель; но он не звонил, и я сама не заметила, как уснула.

Поутру, угостившись вполне сносным завтраком в чистенькой, хоть и бедненькой гостиничной столовой ресторанного типа, мы отправились в местную милицию. Утром было уже не так страшно, как ночью, поэтому я беспрепятственно отпустила Петра Валентиновича в его номер совершить утренний туалет, да и сама без сердцебиения закрылась в санузле люкса.

Днем замок, нависший над излучиной реки, надо признать, выглядел ничуть не Все началось с того, что я пришла на работу в форме. Конечно, в Законе «О прокуратуре» написано, что в случае участия прокурорского работника в рассмотрении дел в суде и в иных случаях официального 12 страница хуже. Погода стояла прекрасная, и мы с Петей решили прогуляться. Дежурная, чуть иронически посматривая на нас, объяснила, где милиция.

В коробицинском УВД нас проводили в кабинет, где сидели три оперативника примерно одного возраста. Они встретили нас приветливо, хотя и без ажиотажа, солидно пожали руку Петру, привстав со своих мест, церемонно поклонились мне, и в знак гостеприимства предложили обязательный чай.

Несмотря на чай, только что выпитый в гостинице, отказаться было бы неполитично, и мы уселись за шаткий журнальный столик, причем Петр Валентинович в который раз поразил меня своей предусмотрительностью, вытащив из-за пазухи и положив на столик, в качестве гостинца Все началось с того, что я пришла на работу в форме. Конечно, в Законе «О прокуратуре» написано, что в случае участия прокурорского работника в рассмотрении дел в суде и в иных случаях официального 12 страница, коробку «Рафаэлло».

Сделав глоток чаю, я упомянула про смерть Бурова. Оперативники, конечно, уже знали об этом. Оказалось, что с Буровым работали все трое, и двое из них искренне посожалели. Однако третий, высокий мрачноватый парень, которого коллеги звали Сэм, насупился и пробормотал что-то вроде: «Бог не фраер»…

— Сэм, ты не прав, — мягко заметил ему коллега. — Как бы там ни было, Лехи Бурова нет, и светлая ему память.

— Интересно, кто ему башку проломил? — упрямо поинтересовался Сэм. — Вот кому спасибо. Народный мститель…

— Ну что ты несешь, окстись, — вступил в разговор третий опер.

— Имею право на собственное мнение, — настаивал Все началось с того, что я пришла на работу в форме. Конечно, в Законе «О прокуратуре» написано, что в случае участия прокурорского работника в рассмотрении дел в суде и в иных случаях официального 12 страница Сэм. — Я уверен, что это он жену убил. Наша прокуратура беззубая не справилась, так хоть так он получил, что заслужил.

— А вы все-таки считаете, что это он жену убил? — поинтересовалась я.

— А больше некому, — мрачно ответил Сэм, но развить эту тему не успел, пришла секретарша и позвала его к начальнику.

После его ухода один из оперативников извинился.

— Не обращайте внимания, его тогда зациклило на Лехе. Дело прошлое, и Бурова уже в живых нету, так что можно сказать: Сэм неровно дышал к жене Бурова. Вот он и уперся, — мол, Буров из ревности Лилю замочил.

— А вы как считаете?

— Я Все началось с того, что я пришла на работу в форме. Конечно, в Законе «О прокуратуре» написано, что в случае участия прокурорского работника в рассмотрении дел в суде и в иных случаях официального 12 страница по убийству Лили не работал, — уклонился от ответа мой собеседник, — все возможно. Но Сэм уперся в одну версию. Хотя вам все равно придется дело смотреть, раз уж вы по убийству Бурова приехали. Вот и решите сами, все там отработано или нет.

— Все не бывает отработано, — включился в беседу третий опер, по виду — явный службист. — Когда все отработано, убийство раскрывается. Лилька тогда вертелась около артистов, почему они не отработаны? Сэм зациклился на том, что труп привезли на берег реки, значит, Буров якобы ее дома убивал, и ему надо было от трупа избавляться. С таким же успехом ее могли в гостинице замочить, там тоже Все началось с того, что я пришла на работу в форме. Конечно, в Законе «О прокуратуре» написано, что в случае участия прокурорского работника в рассмотрении дел в суде и в иных случаях официального 12 страница надо было от трупа избавляться.

— А что думает ваша прокуратура? Оба опера синхронно усмехнулись.

— А она вообще ничего не думает, — сказал службист. — Прокуратура считает, что ее прямо на речке и убили.

Чаепитие закончилось, и Петр вытащил из кармана бумажку с номером телефона, откуда по сведениям, полученным Мигулько, был звонок в мою квартиру.

— Мужики, нам надо номер пробить, не поможете?

— Наш, коробицинский? — спросил один из оперов.

Мы кивнули.

— Сейчас посмотрим.

Оба склонились над бумажкой.

— Это у моста, — сказал один. — Номер какой-то знакомый.

— Знакомый, — согласился второй, вытаскивая из стола телефонный справочник. Сверяясь с бумажкой, он быстро нашел нужную Все началось с того, что я пришла на работу в форме. Конечно, в Законе «О прокуратуре» написано, что в случае участия прокурорского работника в рассмотрении дел в суде и в иных случаях официального 12 страница строчку.

— А вы где остановились, ребята? — спросил он, подняв на нас глаза от справочника.

— В гостинице «Ковчег», :

— ответила я.

— Так вот это телефон «Ковчега». Там и ищите.

Сэм в кабинет так и не вернулся. Двое его коллег еще посожалели насчет Бурова.

— Надо же, судьба какая, — сказал один, — сначала жена, потом он сам…

Второй вздохнул.

— Да, просто не верится. Еще в субботу виделись, а в понедельник уже узнали, что его в живых нет.

— Как в субботу виделись? — мы с Петром переглянулись.

— Вы были в Питере? — спросил оперативника Петр.

— Да нет, Буров сюда приезжал.

— Когда? — спросили мы с Петром в один голос Все началось с того, что я пришла на работу в форме. Конечно, в Законе «О прокуратуре» написано, что в случае участия прокурорского работника в рассмотрении дел в суде и в иных случаях официального 12 страница.

Оперативник задумался, вспоминая.

— Да после обеда он приехал.

— А зачем приезжал? — поинтересовалась я.

— Не сказал, а я не спрашивал. Мало ли, надо человеку…

— А сколько он тут пробыл?

— Он у меня взял ключ от кабинета, попросил разрешения переночевать тут. В воскресенье, в два часа он мне ключ домой занес, и сказал, что поехал назад.

Я застонала.

— А он ничего не рассказывал? Не упоминал знакомых? Не говорил про убийство жены?

Оперативник отрицательно покачал головой.

Выйдя из милиции, мы с Петром устроили небольшое совещание. Было понятно, что наш путь так или иначе лежит в прокуратуру, нужно было знакомиться с делом об Все началось с того, что я пришла на работу в форме. Конечно, в Законе «О прокуратуре» написано, что в случае участия прокурорского работника в рассмотрении дел в суде и в иных случаях официального 12 страница убийстве Буровой. Петя предложил разделиться: мне идти в прокуратуру, а сам он поработает в гостинице, раз уж все ниточки тянутся туда. Или оттуда.

Скрепя сердце, я согласилась, хотя в душе страшно не хотела с Петей расставаться. Он проводил меня до прокуратуры, сдал на руки прокурору, который тоже бросился поить меня чаем, а сам отбыл в гостиницу, пообещав забрать меня отсюда в три часа дня.

Прокурор с большим удовольствием выслушал все наши городские сплетни, мы поделились взглядами на политику Генеральной прокуратуры, в том числе и кадровую, после чего он пригласил своего старшего следователя, у которого в производстве находилось дело Все началось с того, что я пришла на работу в форме. Конечно, в Законе «О прокуратуре» написано, что в случае участия прокурорского работника в рассмотрении дел в суде и в иных случаях официального 12 страница Буровой.

Старший следователь, которого хаяли опера, оказался пожилым и невозмутимым. Он был в форме, а это уже определенный показатель. Узнав, что я приехала из Питера посмотреть дело об убийстве Буровой, восторга он не проявил, но, в принципе, отнесся к этому вполне спокойно.

Он привел меня в свой кабинет, предложил чаю, от которого я отказалась, содрогаясь, после чего вытащил из сейфа бутылку коньяка и поставил на стол две хрустальные стопочки.

— Тогда, может, глоточек? — спросил он.

Я отказалась так деликатно, как только могла. Хозяин кабинета не обиделся, одну стопочку убрал, а вторую наполнил до краев и смачно выпил.

— Теперь можно и о Все началось с того, что я пришла на работу в форме. Конечно, в Законе «О прокуратуре» написано, что в случае участия прокурорского работника в рассмотрении дел в суде и в иных случаях официального 12 страница деле поговорить, — сказал он, спрятал бутылку в сейф, и оттуда же вытащил не слишком толстое дело.

— Сначала читать будете, или прежде поговорим? — уточнил он.

Я минуту поколебалась, потом решила, что вначале прочитаю дело, а потом выслушаю, какие там подводные камни.

Следователь усадил меня за свой стол, и сказал, что сам пойдет на химкомбинат, ему там надо изъять какие-то бумажки.

Опять я остаюсь одна, поежилась я, но деваться было некуда.

Хозяин ушел, а я раскрыла дело. Ну что ж, версия о причастности к убийству мужа Буровой была отработана на совесть, надо отдать должное Сэму. В дело были даже подшиты Все началось с того, что я пришла на работу в форме. Конечно, в Законе «О прокуратуре» написано, что в случае участия прокурорского работника в рассмотрении дел в суде и в иных случаях официального 12 страница результаты оперативных мероприятий — прослушивания телефонных разговоров Бурова, и справка о внутрикамерной разработке его, пока тот сидел в ИВС. Более того, дело начиналось — и это меня поразило в самое сердце — с аккуратно подшитого плана расследования, где были обозначены основания подозревать в преступлении мужа погибшей. Ревность — вот основной мотив.

По делу были допрошены две соседки Буровых, одна из которых заявила, что видела, как однажды Буров ударил жену (Буров, кстати, на допросе это категорически отрицал и объяснял показания соседки оговором — он сажал ее младшего сына, и теперь она мстит). На допросе целая полемика разгорелась: следователь его спрашивал, почему в таком случае соседка говорит Все началось с того, что я пришла на работу в форме. Конечно, в Законе «О прокуратуре» написано, что в случае участия прокурорского работника в рассмотрении дел в суде и в иных случаях официального 12 страница об одном факте нанесения побоев; уж если мстить, то говорила бы про то, что Буров систематически избивал жену. Буров отвечал, что это легко проверить. Если муж систематически бьет жену, то скрыть это невозможно. А про единичный случай можно наврать безнаказанно.

Алиби у Бурова не было. Но в то же время не было и прямых улик, указывающих на его причастность к убийству. Видимо, и задержал его следователь под нажимом оперативника, уверявшего, что через трое суток у них будет весь расклад через камеру. Но это не оправдалось, и Буров был отпущен без предъявления обвинения.

Но эта версия — о том, что убийца Все началось с того, что я пришла на работу в форме. Конечно, в Законе «О прокуратуре» написано, что в случае участия прокурорского работника в рассмотрении дел в суде и в иных случаях официального 12 страница муж — и впрямь была единственной. Были допрошены сослуживцы Лилии Буровой по гостинице, было установлено, что, закончив работу, она ушла из гостиницы, но домой не пришла (это — из показаний Бурова, других свидетельств тому, что Лилия не дошла до дому, не было), а наутро ее труп обнаружили на берегу речки. Однако ни словом в деле не упоминалось о присутствии в то время в Коробицине съемочной группы, и вот это уже было странно, особенно в свете той информации, которую я получила от актрисы Райской: убитая тесно общалась с Климановой, менялась с ней платьями, и в подаренном актрисой платье была в тот Все началось с того, что я пришла на работу в форме. Конечно, в Законе «О прокуратуре» написано, что в случае участия прокурорского работника в рассмотрении дел в суде и в иных случаях официального 12 страница день. Да, кстати: помнится, Райская даже сказала, что ее допрашивали.. Где же тогда протокол допроса?

Конечно, я допускала, что съемочная группа была отработана оперативными мероприятиями, а следователь просто не стал возиться с заведомо пустыми допросами. Но странно было то, что упоминания про съемочную группу и про близость горничной Буровой к актерам, по крайней мере, к одной актрисе, отсутствуют и в показаниях работников гостиницы.

Но что удивило меня больше — это то, что и сам Буров ни словом об этом не обмолвился. И это могло объясняться либо тем, что он просто не знал об этом, а значит, не так уж безоблачно Все началось с того, что я пришла на работу в форме. Конечно, в Законе «О прокуратуре» написано, что в случае участия прокурорского работника в рассмотрении дел в суде и в иных случаях официального 12 страница он жил с Лилей, либо тем, что не придавал этому значения, во что мне мало верилось. Кто-то другой мог без души раскрывать это преступление, но сам муж, при условии, что он сотрудник уголовного розыска…

Да еще если учесть, что его самого подозревали в убийстве. Тут сам Бог велел цепляться за каждую мелочь.

А в плане расследования почему нет других версий?

Я вернулась к первой странице и перечитала план. Нет, о возможной причастности к убийству кого-либо из постояльцев гостиницы даже не упоминалось.

Но так не бывает. Бывает так: следователь полностью профнепригоден, и дело представляет собой набор Все началось с того, что я пришла на работу в форме. Конечно, в Законе «О прокуратуре» написано, что в случае участия прокурорского работника в рассмотрении дел в суде и в иных случаях официального 12 страница случайных фактов, никак не систематизированных. А если из допросов, запросов и постановлений видно, что следователь не осел, и более того, что он целенаправленно отрабатывает какой-то вариант, и делает это на совесть, — значит, отработка других версий почему-то не входит в его планы.

Допустим, сначала он был во власти одной версии, да и оперативники настаивали.

Но ведь-версия о причастности Бурова не подтвердилась. Почему бы в таком случае не начать работать по другим?

Вернулся следователь, дыша ароматами химкомбинатовской столовой. И я прямо спросила его, почему встало расследование.

Следователь помялся, пряча глаза, а потом шумно вздохнул и решился.

— Конечно, знал я Все началось с того, что я пришла на работу в форме. Конечно, в Законе «О прокуратуре» написано, что в случае участия прокурорского работника в рассмотрении дел в суде и в иных случаях официального 12 страница про актеров. И все знали. Только не велели нам соваться.

— Кто не велел?

— А это вы у прокурора спросите. Кто-то ему из Москвы звонил.

— Из Москвы? — удивилась я. — А не из Питера?

— Нет, из Москвы. Из Генеральной. Попросили уважаемых людей не трогать, чтоб даже не упоминались.

Я задумалась.

— А вас это не насторожило? Раз просят, значит, у кого-то рыло в пуху?

— Возможно. Но мне до пенсии доработать надо.

— А сколько вам осталось?

— Восемь месяцев. Куда я подамся, если меня из прокуратуры вышвырнут?

— Так уж и вышвырнут, — усомнилась я.

— Да, вот так и вышвырнут. Вам в больших городах хорошо. А Все началось с того, что я пришла на работу в форме. Конечно, в Законе «О прокуратуре» написано, что в случае участия прокурорского работника в рассмотрении дел в суде и в иных случаях официального 12 страница у нас, по сути, большая деревня. У меня приусадебного хозяйства нету, так что даже на рынок торговать не пойду. Только на комбинат юристом идти, так там все вакансии на сто лет вперед забиты, дети и внуки нынешних юристов в очереди стоят.

— А вы сами-то что думаете, при делах съемочная группа?

— Уж не знаю, при делах или нет, — неожиданно сварливо сказал следователь, — а то, что вели себя тут, как скоты, это точно. Водку жрали, порядок нарушали, весь город переполошили, это точно. В гостинице перекрестились, когда они наконец съехали.

Я полистала дело. Вот почему оно такое тоненькое. Могло Все началось с того, что я пришла на работу в форме. Конечно, в Законе «О прокуратуре» написано, что в случае участия прокурорского работника в рассмотрении дел в суде и в иных случаях официального 12 страница быть повнушительней, если бы не звонок из Москвы.

— А вы для себя не пытались выяснить про съемочную группу? Что за отношения у Буровой были с ними?

— Я вообще-то Пилю знал еще при жизни, — вздохнул следователь. — Шустрая была девушка, очень общительная. И очень принципиальная. Правду-матку резала, никого не стеснялась. У меня вообще-то первая версия была — что-то она разнюхала там в гостинице, и за это ее убрали. Чтобы рот не раскрывала. Но там люди-то прозрачные, в «Ковчеге». Кому это надо было? Вроде у них все нормально в бизнесе.

— А вы не думали, что раз она так тесно Все началось с того, что я пришла на работу в форме. Конечно, в Законе «О прокуратуре» написано, что в случае участия прокурорского работника в рассмотрении дел в суде и в иных случаях официального 12 страница общалась с актерами, то могла что-то узнать про них?

— Да думал я, — уныло признался следователь. Чувствовалось, что ему стыдно. — А что такого она могла узнать? Актеры приехали и уехали. А Лилька анонимок писать бы не стала, да и кого теперь этим удивишь, что люди в пьяном безобразии валяются и с чужими женами спят?

— А что ж сам Буров-то? — спросила я. — Ладно, вы там в гостинице не копали, но он-то наверняка из всех душу вынул…

— Эх, — махнул следователь рукой. — Его туда и на порог не пустили.

— Вот как?

— Ну да. Сначала Самохин поработал, оперативник наш Все началось с того, что я пришла на работу в форме. Конечно, в Законе «О прокуратуре» написано, что в случае участия прокурорского работника в рассмотрении дел в суде и в иных случаях официального 12 страница, всем в гостинице рассказал, что Буров — главный подозреваемый. А потом, я думаю, им тоже намекнули, чтобы они держали рот на замке.

— Последний вопрос, — сказала я. — Место убийства. Берег речки, или ее туда привезли?

Следователь как-то странно посмотрел на меня. Он явно колебался — сдавать ли мне все свои секреты, или это для него плохо кончится? Потом решился. Открыл сейф и бросил передо мной фотографии.

— Что это? — я повертела снимки в руках, не сразу разобравшись, где верх, где низ.

— Я же не ишак. Как бы меня милиция наша ни поливала, я двадцать лет следователем работаю, кое-что понимаю. Вот это — следы Все началось с того, что я пришла на работу в форме. Конечно, в Законе «О прокуратуре» написано, что в случае участия прокурорского работника в рассмотрении дел в суде и в иных случаях официального 12 страница волочения. Трусы валялись в трех метрах, туфли были сброшены — так это ее тащили. Никакие это не следы сексуального насилия. А тащили, знаете, откуда?

— Откуда? — послушно перепросила я. Следователь ткнул пальцем в фотографии.

— Там берег песчаный. А вечером влажно было. Следы там остались — любо-дорого.

— Следы? Чьи?

— Следы машины. Это снимки следов. А я сгоряча сделал слепки отпечатков протектора. Потом, когда дело чистил, убрал их к себе в сейф. А разбить рука не поднялась.

Он распахнул нижнее отделение допотопного сейфа и показал на газетный сверток. Из свертка торчали характерные края шершавой гипсовой заливки.

— А протокол осмотра вы что, переписали?

— Переписал, — кивнул Все началось с того, что я пришла на работу в форме. Конечно, в Законе «О прокуратуре» написано, что в случае участия прокурорского работника в рассмотрении дел в суде и в иных случаях официального 12 страница он.

— А как же криминалист?

— Какой криминалист? У нас тут не столица. Я сам и фотографирую, и слепки делаю. Да и трупы, бывает, сам осматриваю.

— Где у вас почта? — спросила я, разглядывая снимки следов протектора.

На почте мне удалось отправить по фототелеграфу выцарапанные у следователя снимки в наш криминалистический отдел, Гене Федорчуку. Оттуда же я позвонила ему и предупредила, что он получит фотографии, которые надо сравнить с отпечатками шин, изъятыми при осмотре места обнаружения трупа Бурова. Косте Мигулько я тоже позвонила. Не вдаваясь в рассказы про ночное происшествие, я попросила его срочно переправить Федорчуку отпечатки протекторов от Все началось с того, что я пришла на работу в форме. Конечно, в Законе «О прокуратуре» написано, что в случае участия прокурорского работника в рассмотрении дел в суде и в иных случаях официального 12 страница парадной, где нашли труп Бурова. Конечно, надежда призрачная, но я привыкла, что если есть два однотипных объекта, их надо сопоставить. Чем черт не шутит. И еще об одном я попросила Костю, — на всякий случай. Он очень удивился, но обещал выполнить мою просьбу, и мы договорились созвониться завтра. После того, как мы попрощались, Костя спохватился, что не сказал мне важной вещи: в квартиру Климановой тоже звонили из Коробицина, во всяком случае, в последний раз. С того же телефона.

— Вы там установили, чей телефон? — спросил Мигулько.

— Отчасти. Телефон гостиницы.

— Ну, пусть Петр поработает. Удачи.

Я тоже спохватилась и спросила, говорил ли Все началось с того, что я пришла на работу в форме. Конечно, в Законе «О прокуратуре» написано, что в случае участия прокурорского работника в рассмотрении дел в суде и в иных случаях официального 12 страница он с постовыми, которые задержали окровавленного менеджера из «Бест-ойла».

— Говорил. Действительно, им наколку дал мужик на белой «десятке», номер они, конечно, не запомнили.

— Но мужика-то хоть запомнили?

— Смутно.

— Опознают?

— Не уверены.

— Черт!

К трем часам я вернулась к зданию прокуратуры. Петр Валентинович уже маячил там с озабоченным выражением лица. Увидев меня, он просветлел. Понятно было, что он за меня боялся. Мы присели на лавочку, и я рассказала ему про коллизии следствия.

— Я понял, что там что-то не то. Они явно не хотят говорить. Мы еще с вами посоветуемся, как из них что-то вытащить…

— Петя, мы же Все началось с того, что я пришла на работу в форме. Конечно, в Законе «О прокуратуре» написано, что в случае участия прокурорского работника в рассмотрении дел в суде и в иных случаях официального 12 страница на «ты», — напомнила я ему.

Он опять заалелся, как маков цвет.

— Хорошо, — послушно сказал он, — я попробую. Мы с тобой обсудим, как их разговорить. Но я пока проверил другое.

— Петя, я говорила с Мигулько, он сказал, что Климановой тоже звонили из гостиницы «Ковчег».

— Да, вот я как раз это и проверял. Ночью, когда тебе звонили, коммутатор ведь был отключен.

— Да.

— Но звонки были.

— Да.

— Какой вывод?

— Вывод? — повторила я. — Значит, звонили не через коммутатор.

— А как?

— Петя, я не знаю. У меня технический кретинизм.

— Как-то напрямую подключились к кабелю.

— Интересно, кто это делает и зачем.

— Я пока нашел только одну Все началось с того, что я пришла на работу в форме. Конечно, в Законе «О прокуратуре» написано, что в случае участия прокурорского работника в рассмотрении дел в суде и в иных случаях официального 12 страница кандидатуру. — Петя протянул мне какую-то бумагу. — Это список работников гостиницы и людей, которые так или иначе гостиницу обслуживают.

— Ага! — я сразу нашла в списке данные работника АТС, закрепленного за гостиницей. — Телефонный мастер вполне мог подключиться напрямую к кабелю. И звонить мне в номер, и даже в Петербург. Но фамилия его и имя, хоть и были достаточно необычными, — Опорос Михей Николаевич, — ничего мне не сказали. Если это действительно он звонил, то зачем?

— Зачем ему это делать, Петя? — повторила я уже вслух.

— Пока не знаю, — вдумчиво ответил Петр Валентинович. — Надо изучить его личность. А пока мы, знаете Все началось с того, что я пришла на работу в форме. Конечно, в Законе «О прокуратуре» написано, что в случае участия прокурорского работника в рассмотрении дел в суде и в иных случаях официального 12 страница, что сделаем?

— Что?

— Пойдем пообедаем. А из ресторана позвоним Михею Николаевичу. Я тут присмотрел чудный ресторанчик, называется «Белый шиповник». Я тебя приглашаю.

Ресторанчик действительно был чудный. Он находился прямо на берегу реки, стилизован был под охотничий домик, увитый белым шиповником. В обеденном зале на стенах висели картины, изображающие псовую охоту, а над камином располагались два портрета — мужской и женский, изображающие, надо думать, беглую графиню и ее любовника. Тем более, что мужчина, запечатленный на портрете, был одет в гвардейскую форму. И внешне кого-то мне напоминал. А может, мне это казалось.

Народу в ресторане не было вообще. Заглянув в меню Все началось с того, что я пришла на работу в форме. Конечно, в Законе «О прокуратуре» написано, что в случае участия прокурорского работника в рассмотрении дел в суде и в иных случаях официального 12 страница, я подумала, что вряд ли отсутствие наплыва посетителей объясняется дневным временем. Скорее всего, тем, что цены здесь были обозначены в у. е., что для области вообще не характерно. Все знают, что в области уровень цен сильно отличается от питерского, и вчетвером там можно наесться до отвала на сумму, которой в городе едва хватит одному погрызть что-нибудь в скромном бистро.

Тем не менее я была приглашена, и решила, что могу абстрагироваться от столбика цен в меню.

— А что мы скажем этому Михею? — робко спросила я у Пети после того, как официант, принявший у нас заказ, отошел от столика. — Надо придумать, что ему Все началось с того, что я пришла на работу в форме. Конечно, в Законе «О прокуратуре» написано, что в случае участия прокурорского работника в рассмотрении дел в суде и в иных случаях официального 12 страница сказать, а то вдруг спугнем.

— Сейчас придумаем, — отозвался Петя. Он вертел головой, осматривая зал.

Взгляд его задержался на портретах графини и офицера, и он спросил:

— Лицо мне кого-то напоминает. Не знаешь, на кого офицер похож?

— Я тоже не могу вспомнить. Но кого-то он точно напоминает. Может, какого-то артиста? Официант принес аперитив.

— А позвонить от вас можно? — спросил Петя.

— Конечно.

С любезной улыбкой официант притащил на наш столик телефонный аппарат с длинным шнуром.

— Скажите, а это, как мы поняли, графиня Молочкова и ее возлюбленный? — поинтересовался Петя, кивком головы показав официанту на портреты.

— Точно так, — подтвердил официант. — Это Все началось с того, что я пришла на работу в форме. Конечно, в Законе «О прокуратуре» написано, что в случае участия прокурорского работника в рассмотрении дел в суде и в иных случаях официального 12 страница подлинные портреты, работы крепостного художника Владимирова, восемнадцатый век.

— На кого он так похож? — продолжал расспрашивать Петя. — Может, на какого-то артиста? Официант покачал головой.

— Мне он никого не напоминает, — ответил он вежливо, но безразлично.

Выждав несколько секунд и убедившись, что вопросы мы исчерпали, и просьб никаких больше не имеем, он отошел к стойке и застыл.

Петя подвинул аппарат ко мне и положил передо мной на стол бумажку с номером телефона.

— Звони, — сказал он, — это его рабочий. Я некоторое время поколебалась, потом набрала номер. Мне ответил женский голос.

Дата добавления: 2015-10-21; просмотров: 2 | Нарушение авторских прав


documentaycxiof.html
documentaycxpyn.html
documentaycxxiv.html
documentaycyetd.html
documentaycymdl.html
Документ Все началось с того, что я пришла на работу в форме. Конечно, в Законе «О прокуратуре» написано, что в случае участия прокурорского работника в рассмотрении дел в суде и в иных случаях официального 12 страница